История Испании

Все, что хотели бы знать о 
недвижимости в Испании 
 


Исторические очерки о Испании 

История Испании в XX веке. История Конституции Испании

Карфаген в Испании
 

Испания обладает длительными и сложными конституционными традициями.

Первая Конституция в этой стране была выработана в 1812 г. Кортесами, вынужденными заседать в Кадисе - главном городе одноименной провинции на юге Испании - во время сопротивления французской оккупации. Испанская история богата революционными событиями: лишь в XIX в. было пять революций, породивших различные акты конституционного уровня. С государственно-правовой точки зрения Испания всегда тяготела к монархической форме правления.

В истории страны известны лишь две республики с непродолжительным сроком существования: Первая - в 1873-1875 гг., Вторая - в 1931-1939 гг. Во время Первой республики сменилось четыре президента страны и было два государственных переворота. Вторая республика прекратила свое существование в результате гражданской войны. В течение примерно десяти лет при режиме Ф.Франко (1892-1975) Испания оставалась монархией без монарха, и только в 1947 г.

Кортесами был принят Закон о наследовании поста главы государства, в котором было прямо сказано, что испанская форма правления является монархической. Только после длительных размышлений и перебора возможных кандидатов из династии Бурбонов на пост Короля Испании Ф.Франко предложил на монарший престол Хуана Карлоса де Бурбона (р. 1938).

Такому назначению предшествовала длительная подготовка наследника, в частности получение образования (двухлетняя учеба в военной академии Сарагосы, затем в течение года - учеба в военно-морской школе в Галисии и в школевоенно-воздушных сил в Мурсии с тем, чтобы получить разностороннее военное образование; после военного образования последовала двухлетняя учеба в Мадридском университете, а в 1963-1968 гг. наследник стажировался в различных министерствах - сельского хозяйства, финансов, публичных работ, юстиции, в утренних дел, торговли).

Предложенная Ф.Франко кандидатура была одобрена Кортесами в июле 1969 г. 491 голосом, против проглосовало 19 ленов и 9 воздержалось. Только в 1971 г. Ф.Франко разрешил Хуану Кар осу себя заменять в случае своей болезни или отсутствия в Испании. Впервые такая замена произошла в июле 1974 г., когда Хуан Карлос заменял госпитализированного каудильо; второй раз такая замена произошла в октябре 1975 г., когда Ф.Франко снова был помещен в госпиталь, где он скончался после длительной агонии.

Некоторый исторический парадокс состоит в том, что так тщательно подобранный на престол Хуан Карлос после смерти диктатора стал генератором политических изменений в стране. После смерти Ф.Франко он заявил: "Сегодня начинается новый этап в истории Испании". Хуаном Карлосом сразу же была проведена ограниченная амнистия и освобождено из тюрем 6 тыс. из 15 тыс. заключенных, содержавшихся по политическим мотивам.

Таким образом, современная конституционная история отправной точкой имеет смерть Ф.Франко, последовавшую 20 ноября 1975 г. Другими словами, Испания стала последней крупной страной в Западной Европе, расставшейся с военно-фашистской диктатурой, существовавшей в стране в течение 35 лет. Эта диктатура была установлена в результате мятежа и войны против республики, начавшейся в июле 1936 г. Конституционная легализация этого режима заняла почти тридцать лет, и окончательное оформление франкистской Конституции произошло лишь 10 января 1967 г., когда был промульгирован последний из семи основных законов.

Совокупность этих законов вполне охватывала круг вопросов, регулируемых конституциями зарубежных государств.
Растянутое на десятилетия конституционное оформление политического режима объяснялось совсем не "темпераментом" его основателя Ф.Франко, а внутри- и внешнеполитическими причинами: желанием сбить недовольство внутри страны, стремлением придать ей видимость демократического государства в условиях внешнеполитической изоляции.

Франкистская Конституция отличалась заметной оригинальностью; составляющие ее основные законы относились к основным олько потому, что об этом указывалось в самом тексте закона. Закон о наследовании поста главы государства в ст. 10 называл основным самого себя и четыре предыдущих; о том же говорили ст. 30 Закона о принципах Национального движения, второе заключительное положение Органического закона 1967 г.

Конституция могла дополняться или изменяться такими же законами. Сами основные законы не отличались "жесткостью" при изменении, хотя некоторые из них и поправки к ним принимались на референдуме. Специальный декрет Ф.Франко, изданный после принятия на референдуме Органического закона 1967 г., систематизировал основные законы, в какой-то мере "подогнав" их друг к другу. Форма Конституции была удобна политическим силам, стоявшим в то время у власти. Сам Ф.Франко говорил: "Наш режим - режим открытой, а не закрытой Конституции, готовой ко всем усовершенствованиям, которые требуются страной..."

Смерть диктатора не повлекла каких-либо немедленных изменений в государственном строе, но двумя последовательно существовавшими правительствами, А.Новарро (р. 1929) и особенно А.Суареса (р. 1932), был взят курс на демократизацию общественной жизни; переходный период к демократии продолжался менее трех лет. Облегчило переход к новому демократическому режиму и то обстоятельство, что Король Хуан Карлос, назначенный Ф.Франко в качестве своего наследника, активно способствовал установлению нового правопорядка.

Подготовленный Правительством законопроект о политической реформе был проведен с соблюдением всех требований все еще действовавшей франкистской Конституции: сначала было получено консультативное заключение Национального совета Движения, т.е. правившей партии - Испанской фаланги традиционалистов и хунт национал-синдикалистского движения, затем проект был принят Кортесами, причем их члены - прокурадоры приняли текст 18 ноября 1976 г. 425 голосами против 72, т.е. с перевесом в 114 голосов сверх требовавшихся двух третей. В данном случае произошло событие, нечасто встречающееся в истории: был принят закон, упразднявший существование Кортесов, а прокурадоры голосовали за ликвидацию собственных должностей. В декабре 1976 г. Закон о реформе был одобрен на референдуме 94% проголосовавших избирателей. Этот акт стал восьмым в истории страны, имевшим ранг основного закона.

Закон о политической реформе учредил на переходный период некоторые демократические институты. Он ввел практически новую структуру органов государственной власти. Был образован двухпалатный парламент - Кортесы, включившие Конгресс депутатов и Сенат. До этого двухпалатный парламент существовал только по Конституциям 1912 и 1931 гг.

Избранные 15 июня 1977 г. новые Кортесы приступили к разработке Конституции. Была назначена комиссия из семи депутатов, редставлявших различные политические фракции, которые и подготовили новый конституционный текст. Большинство в комиссии представляли политические партии, которые в процессе работы старались не конфликтовать с делегатами левых партий, и нормы подготавливались на основе консенсуса. Выработанный Основной закон явился результатом согласия основных политических партий, представленных в парламенте, отражением компромисса между ними и совсем не свидетельствовал об отсутствии борьбы при подготовке проекта. При обсуждении проекта в каждой из палат Кортесов было внесено более чем по тысяче поправок. Конституция с самого начала разрабатывалась парламентским путем, а не была продолжением, развитием какого-либо проекта

Правительства, комитета экспертов или иного текста, подготовленного вне стен парламента. В результате такого способа выработки Основной закон в наибольшей мере отразил соотношение политических сил, борьбу партий в Кортесах. О характере консенсуса говорят результаты голосования: во втором чтении 31 октября 1978 г. в Конгрессе депутатов из общего числа членов в 350 в голосовании приняли участие 345, из них 325 отдали свои голоса за проект, 14 депутатов воздержались и лишь 6 - были против проекта; в Сенате голосовало 239 членов, из которых за проект - 226, 8 - воздержались и 5 - против. Немаловажно и то обстоятельство, что за проект подали свои голоса все парламентарии основных политических партий страны. 6 декабря 1978 г. Конституция была одобрена на референдуме.

Основной закон 1978 г. отразил как испанские традиции, так и зарубежный конституционный опыт - нормативный и доктринальный. В определенной мере акт 1978 г. представляет собой синтез европейского конституционного права. Испанские традиции получили свое выражение в прямом заимствовании конкретных юридических норм из предыдущих конституционных актов. Заимствование зарубежного опыта проявилось в форме включения в акт идей общего характера и во влиянии иностранных норм на законодателя при обсуждении и принятии Основного закона.

Можно указать на воздействие Конституций ФРГ 1949 г. и Италии 1947 г. на разработку положений об автономии; соответствующих статей итальянской Конституции на статус Конституционного суда; положений Основных законов ФРГ, Италии, Португалии - на формулировку ряда прав и свобод граждан; скандинавского конституционного опыта - на создание института омбудсмена (Народного защитника); французской Конституции 1958 г. - на порядок образования Правительства; французской Конституции 1946 г. и германской 1949 г. - на институт ответственности Правительства перед Конгрессом депутатов; шведской Конституции 1975 г. - на значительное число элементов статуса главы государства.

Конституция 1978 г. в преамбуле и в первых статьях закрепила идеологические и политические основы Испанского государства и полностью отказалась от структур, лежавших в основе франкистской модели. В качестве краеугольных принципов в ней закреплены права человека, демократический, социальный и правовой характер государства; в основу последнего положен национальный суверенитет, принадлежащий испанскому народу, от которого исходят все полномочия органов государственной власти.

В отличие от французской 1958 г. и германской 1949 г. Конституций, преамбулы которых являются их составными частями, испанская юридическая доктрина не рассматривает эту часть Основного закона как имеющую обязательную юридическую силу. На преамбулу нельзя ссылаться при обращении в Конституционный суд или в обычные суды, но эта часть акта учитывается судьями при толковании конституционных норм, поскольку она указывает намерения, цели, положенные учредителями в основание Конституции.

Если франкистская концепция говорила об участии народа в управлении государством через семью, муниципалитеты, "вертикальные профсоюзы" и другие "органические единицы", то Конституция 1978 г. закрепила в качестве основополагающего принцип национального суверенитета, принадлежащего испанскому народу. Провозглашение такого суверенитета соответствует испанской конституционной традиции: Основные законы 1812, 1837, 1856, 1869 гг. закрепляли такой же. Обобщающий термин "испанская нация"(ст. 2) подчеркивает единство, историческую, культурную и человеческую общность народа. Такое единство, однако, не препятствует созданию национальной автономии.

Реализация принципа национального суверенитета осуществляется через участие испанских граждан в политической жизни. Участие имеет различные формы и может быть непосредственным, т.е. путем голосования на референдумах (конституционных и консультативных на национальном уровне - ст. 92, 167 и 168 Конституции) и при реализации права народной инициативы (ст.
87). Все же возможность граждан участвовать непосредственно на национальном уровне имеет ограниченное применение.
Несомненно способствующей развитию демократии стала норма ст. 23 об участии граждан на всех уровнях представительства, что исключает возврат к франкистским построениям "органической демократии", основанным на концепции "органического" строения общества.

При "органической демократии" изолированного индивида не существует; общество представляет пирамиду "живых организмов": внизу находится семья, выше - местные или профессиональные сообщества, а на вершине - само государство - высшая сущность, но которая признает права составляющих "организмов". Пределы власти государства, таким образом, не ограничивались изнутри (как это следует из теории разделения властей), а устанавливались извне в результате существования полномочий у признаваемых государством социальных единиц. Эта "органическая" теория, сильно экстраполируя монархические структуры, вела к отрыву от выборного порядка формирования государственных
органов. "Органическая демократия" была демократией групп; органы власти не были "заземлены" на избирательный корпус.

Эта же "демократия" игнорировала существование политических партий. Конституция 1978 г., напротив, институционализировала режим многопартийности (ст. 6). Политический плюрализм является средством выражения национального и культурного многообразия страны.

Провозглашение плюрализма ведет к признанию свободного образования и деятельности партий, но "в рамках Конституции и других законов". Несмотря на эти ограничения, Конституция, однако, гораздо шире трактует партийную деятельность, чем Основные законы ФРГ 1949 г. и Франции 1958 г. Одновременно Конституция утвердила существование профсоюзов и предпринимательских организаций (ст. 7). Основной закон 1978 г. построен по классическому западноевропейскому образцу; он содержит основные структурные элементы, присущие актам такого уровня в этом регионе, и включает преамбулу, общие положения, раздел о правах и обязанностях, об основных принципах социальной и экономической политики, разделы об органах государственной власти, об экономике и хозяйстве, о территориальной организации государства, о Конституционном суде, об изменении Конституции, а также дополнительные, переходные, отменяющие и заключительные положения.

Наиболее заметными в этом Законе стали нормы о правах и свободах, о юридических и других гарантиях реализации конституционных предписаний в этой области, а также нормы об экономике и хозяйстве и международно-правовые статьи. Пятьдесят пять статей первого раздела из общего числа 169, составляющих Основной закон, посвящены правам, свободам и обязанностям граждан. ст. 10 Конституции содержит своего рода философское обоснование прав и свобод, которое зиждется на естественной теории их происхождения: "Достоинство личности, неотчуждаемость ее неотъемлемых прав, ее свободное развитие, уважение к закону и правам других являются основой политического порядка и социального мира".

Вокруг прав и свобод, как стержня, строится политическая и социальная организация Испании. Конституция провозглашает неотчуждаемость прав и свобод; правда, в некоторых случаях действие ряда прав может приостанавливаться (ст. 55), но многие реализуются, несмотря ни на какие обстоятельства.

Статья 10 говорит и о том, что провозглашаемые права и свободы должны рассматриваться в соответствии с нормами Всеобщей декларации прав человека 1948 г., международными договорами и соглашениями, ратифицированными Испанией (т.е. и в соответствии с Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах 1966 г., Международным пактом о гражданских и политических правах 1966 г., а также в соответствии с многочисленными конвенциями и соглашениями, заключенными в рамках Совета Европы).

И если ссылка на международные договоры и соглашения является обычным правилом, содержащимся в послевоенном конституционном законодательстве западноевропейских стран, то упоминание о Всеобщей декларации прав человека 1948 г. весьма примечательно, поскольку этот акт является всего лишь резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН, обладающей лишь политической, но не юридической силой. Такое упоминание скорее указывает на желание испанского законодателя подчеркнуть важность прав и свобод, оперевшись на авторитет Организации Объединенных Наций. Свобода и равенство граждан и их групп, согласно п. 2 ст. 9 Конституции, должны быть действительными и эффективными, и в связи с этим государственные органы и службы должны создавать условия для обеспечения этих прав.

Статьи 47-51 указывают некоторые гарантии для этого; правда, только в ст. 50 прямо говорится о материальных гарантиях пенсионного обеспечения, а в других - об участии государства в реализации ряда прав и свобод. Очевидно, что такое участие предполагает и материальные предпосылки. В Конституции содержится довольно разработанная система юридических гарантий прав граждан. К ним относится обжалование в Конституционный суд и в обычные суды.

Обжалование в первый раз производится в порядке процедуры ампаро, заимствованной из латиноамериканской практики и существовавшей в республиканской Конституции 1931 г. Эта процедура позволяет через Конституционный суд защищаться от покушений на права и свободы в результате издания государством, автономными сообществами, юридическими лицами, а также их чиновниками и агентами юридических или иных актов материального характера.

Статья 17 (п. 4) предусматривает и процедуру "habeas corpus", как специфическую форму охраны свободы личности; эта процедура состоит в немедленной передаче в распоряжение суда лиц, задержанных "незаконно". Конкретная реализация этой процедуры отнесена к ведению закона уровнем ниже конституционного. Еще один способ защиты прав граждан - обращение к Народному защитнику (испанскому варианту омбудсмена), назначаемому Генеральными кортесами (ст. 54 Конституции). Это должностное лицо призвано защищать только права и свободы граждан, закрепленные в первом разделе Основного закона, и оно не является гарантом соблюдения всех его норм. Народный защитник может возбуждать дела в Конституционном суде по мотивам неконституционности, в порядке процедуры ампаро.

Конституция 1978 г. - акт периода активного вмешательства государства в экономическую жизнь, и эта функция со всей очевидностью закреплена в ней. В ст. 38 наряду с признанием свободы частнопредпринимательской деятельности в условиях рыночного хозяйства установлено обязательство государства гарантировать и защищать это право в соответствии "с общими экономическими требованиями и требованиями планирования", а в ст. 128 признается "право публичной инициативы в экономической деятельности", а также говорится о возможности сохранения за государством определенных ресурсов и монополий.

Специальный раздел (ст. 128-136) регулирует взаимоотношения государства и экономики. Как известно, Испания как государство начала формироваться вокруг двух исторических областей - Кастилии и Арагона - и стала постепенно включать территории с народами разных исповеданий, языков, местных особенностей, расселившимися на Пиренейском полуострове. Национальная проблема всегда была в Испании остра и злободневна.

Конституция Второй республики содержала положения об автономии национальных районов, но гражданская война и франкизм прервали процесс национального строительства. Франкизм провозглашал политическую унификацию по двум, главным образом, причинам. Первая из них - идеологическая. Единство - условие могущества и независимости Испании. "Единство между людьми и между землями Испании незыблемо. Целостность Родины и ее независимость - высшее требование национального сообщества", - говорилось в ст. 4 Закона о принципах Национального движения от 17 марта 1958 г.

Вторая
причина жесткого унитаризма - стремление противостоять требованиям автономии в двух наиболее крупных регионах (Страна басков и Каталония), в которых оппозиция франкизму была наиболее сильной в стране и доходила до вооруженной борьбы. Конституция 1978 г. разрешила национальную проблему, предоставив статус автономии составным частям Испании (разд. VIII, ст. 137-158), но без введения федеративной формы устройства. Была распределена компетенция между центром и автономными сообществами.

В настоящее время территория страны включает муниципалитеты, провинции и автономные сообщества. Эти единицы управляются своими органами. Конституция точно не указала перечня автономных сообществ; каждое из них должно само выработать свой статут, но в рамках действующего Основного закона. В настоящее время имеется 17 таких сообществ. Закрепленная в Конституции структура государственных органов относительно проста: функции главы государства принадлежат Королю, законодательная власть - Генеральным кортесам, исполнительная - Правительству; Конституционный суд - орган конституционной юстиции.

Вопрос о монархии был предметом многочисленных дебатов при создании Конституции, и большинство политических партий выступали за учреждение этого института. Только Испанская рабочая социалистическая партия и ее союзники, в частности социалисты Каталонии, требовали введения республиканской формы правления. По их мнению, должна была быть восстановлена именно эта форма правления, упраздненная гражданской войной и франкизмом. Из формальных положений Конституции вытекает, что невыборная монархия противоречит провозглашенным принципам национального суверенитета и демократии. Против учреждения монархии был использован и тот аргумент, что пост монарха был учрежден Ф.Франко.

За монархическую форму правления высказались наиболее значительные политические партии страны, включая Коммунистическую. Они приводили несколько доводов: прежде всего, монархия являетя традиционной формой правления страны; существование монархии не противоречит принципам демократии и принципу национального суверенитета, и лучшим тому подтверждением является практика ряда западноевропейских стран, в которых наиболее развитый демократизм существует при очень "старых" по времени монархиях.

Кроме того, на референдуме по закону о политической реформе и на выборах Кортесов 1977 г. большинство избирателей благоприятно отнеслись к монархии, и речь, таким образом, шла не о монархии в традиционном смысле, а о монархии нового типа, которую затем испанский народ одобрит при принятии Конституции. Кроме того, нельзя было не учитывать и того немаловажного факта, что Король сыграл весьма важную роль сразу же после смерти Ф.Франко при переходе к демократическому пути развития страны.

Многие из конституционных положений 1978 г. о Короне были перенесены из предшествующих Основных законов. Так, нормы о вакантности трона (п. 3 ст. 57) дословно взяты из акта 1812 г., повторенного в последующих Основных законах. Институт регентства и опеки воспроизведен из акта 1845 г. и т.д. Испанский парламент - Генеральные кортесы, включающие Конгресс депутатов и Сенат, - в целом следует западноевропейской модели и коренным образом отличается от квазипарламента, существовавшего при Ф.Франко. Члены Кортесов - прокурадоры - принадлежали к пяти основным категориям, из которых только одна избиралась прямым голосованием: 1) члены по праву (всего 125 или почти четверть палаты); в эту группу входило 19 членов Правительства, 99 национальных советников, председатели Высшего трибунала юстиции, Государственного совета, Высшего совета военной юстиции, Счетного трибунала и Совета национальной экономики, президенты Испанского института и Высшего совета научных исследований; 2) 25 членов, назначавшихся главой государства; 3) 114 представителей территориальных коллективов (муниципалитетов и провинциальных депутаций), которые, следовательно, избирались косвенным путем; 4) 196 представителей "органических единиц" - профсоюзов (150
представителей), профессиональных корпораций, Испанского института, Высшего совета научных исследований, ректоры университетов; 5) 104 представителя от семей. Они были единственными, кто избирался прямым голосованием, но не всеми избирателями, а только главами семей и замужними женщинами.

Испанские Кортесы по Конституции 1978 г. формируются всеобщими, прямыми и равными выборами при тайном голосовании, причем нижняя палата - Конгресс депутатов - избирается по пропорциональной системе, а Сенат - палата территориального представительства - по такой же системе, но верхняя палата является представителем не автономных сообществ, а провинций; каждая из них представлена четырьмя сенаторами, а некоторые острова имеют иное представительство. Из особенностей организации палат Генеральных кортесов следует указать на существование в них постоянных депутатских комиссий из 21 члена в каждой из них. В данном случае была "уважена" одна из исторических конституционных традиций страны: такие комиссии предусматривались Конституцией 1812 г. и республиканской Конституцией 1931 г.

Эти комиссии обеспечивают непрерывность существования Генеральных кортесов (ст. 78). Они осуществляют полномочия палат, когда те распущены, или их полномочия истекли, или палаты не созваны. Хотя считается, что эти комиссии обладают равными полномочиями с палатами Кортесов, но на самом деле их полномочия ограничены. Например, постоянные депутатские комиссии могут отменить или утвердить какой-либо декрет-закон, принятый Правительством, но они не могут этого же сделать в отношении принятого парламентом закона, поскольку такое решение входит в компетенцию пленарных заседаний палат. Хотя Конституция 1978 г. основана на принципе представительного правления, она предусмотрела и институты непосредственной демократии.

Испания не знала таких институтов до установления Второй республики. Только в Основном законе 1931 г. был впервые введен институт референдума на национальном и областном уровнях и народная законодательная инициатива. В период франкистской диктатуры существовал специальный Закон о народном референдуме от 22 октября 1945 г., согласно которому такое голосование могло быть, "когда особая важность определенных законов того требовала" и когда это было "необходимо в публичных интересах".

Глава государства мог "для лучшего служения нации передать на референдум законопроекты, выработанные Кортесами". Другими словами, вводился законодательный ратифицирующий референдум, инициатором которого выступал глава государства. Кроме того, ст. 10 Закона о наследовании поста главы государства референдум признавался необходимым, помимо согласия Кортесов, для отмены или изменения хотя бы одного из основных законов государства. За период диктатуры было проведено два референдума: первый - в июле 1947 г. во время международной изоляции Испании в отношении Закона о наследовании поста главы государства.

Второй раз избиратели участвовали в референдуме 14 декабря 1966 г., по поводу органического закона государства, установившего структуру органов власти. Референдум и народная законодательная инициатива, закрепленные в Конституции 1978 г. на национальном уровне, а также референдумы на уровне автономных сообществ стали одним из элементов нового политического режима. После принятия Основного закона был создан довольно обстоятельный юридический механизм приведения в действие названных процедур.

В преамбуле Органического закона 8/1984 от 26 марта 1984 г. о народной законодательной инициативе устанавливается место институтов непосредственной демократии среди других государственных институтов: "Конституция определила политический режим Испании как парламентскую монархию и, следовательно, представительную демократию. Участие народа в управлении государством и общественными интересами выражается, таким образом, преимущественно посредством назначения представителей народа в органы управления и особенно посредством парламентских выборов, в соответствии с которыми народ посылает своих представителей в Генеральные кортесы". Другими словами, в этой преамбуле указана доминанта участия избирательного корпуса в государственной организации страны, а непосредственное участие народа в принятии решений весьма ограничено.

В Конституциипредусматривается консультативный референдум (ст. 92) и такое же голосование при ее изменении (ст. 167). Статья 87 предусматривает народную законодательную инициативу, исходящую не менее чем от 500 тыс. избирателей. В этой же статье, однако, делаются и существенные оговорки: такая инициатива-предложения не может вноситься в отношении областей и норм, не регулируемых органическими законами (т.е. согласно п. 1 ст. 81 Конституции в отношении основных прав и свобод, статутов автономных сообществ, всеобщего избирательного права и иных областей, предусмотренных Конституцией), в отношении налоговых вопросов, вопросов, имеющих международный характер или связанных с помилованием. Кроме того, ст. 166 Основного закона исключает возможность народной инициативы при его изменении.

Закон о народной законодательной инициативе добавил (ст. 2) вопросы, указанные в ст. 131 и в п. 1 ст. 134 Основного закона, т.е. планы экономического развития и общий государственный бюджет страны, по которым не допускается такая инициатива. Эти две статьи устанавливают, что инициатива в этих областях принадлежит Правительству. Действительно, хотя эти две области не включены в перечень упоминавшейся ст. 87 (п. 3) Конституции о народной законодательной инициативе, но нормы ст. 131 и п. 1 ст. 134 Основного закона, вероятно, мешали бы воспользоваться такой инициативой.

Наиболее прогрессивным новшеством в Конституции 1978 г. считается учреждение Конституционного суда, продолжившего традиции соответствующего органа Второй республики. Основной закон 1931 г. создал Суд конституционных гарантий, деятельность которого была прервана гражданской войной. Конституционный суд коренным образом отличается от института надзора, образованного Ф.Франко в 1967 г., особенностью которого было не наблюдение за соподчиненностью и соответствием юридических норм Основному закону страны, а наблюдение за соответствием таких норм идеологическим установкам франкизма.

Высшим органом надзора был Совет королевства, который доводил рассматриваемое дело до сведения главы государства (т.е. Ф.Франко). Конституционный суд обладает широкой компетенцией и рассматривает не только соответствие актов (органических законов, простых законов, статутов автономных сообществ, международных договоров, регламентов палат Генеральных кортесов, законов, актов и нормативных положений, имеющих силу закона, автономных сообществ) Конституции, но и жалобы и ходатайства граждан на нарушение их конституционных прав и свобод.

Суд разбирает конфликты о распределении компетенции между государством и автономными сообществами или различными сообществами, а также конфликты между конституционными органами государства (последняя компетенция предоставлена Органическим законом от 3 октября 1979 г.), т.е. между Правительством, Конгрессом депутатов, Сенатом, Генеральным советом судебной власти, и обладает некоторыми другими полномочиями (например, в предварительном порядке рассматривает проекты статутов автономных сообществ). В Конституции 1978 г. достаточно широко представлены нормы, регулирующие отношения Испании в международной сфере. Кроме специального раздела (ст. 93-96) "О международных договорах" она содержит и другие положения.

Правда, Конституция в весьма лапидарной форме выразила свои руководящие внешнеполитические принципы, указав в преамбуле о стремлении испанского народа "сотрудничать с народами Земли в укреплении мирных отношений и совместных действий". Такая форма указывает на борьбу при выработке Конституции. Вместе с тем Основной закон 1978 г. достаточно подробно для документа такого уровня регулирует процедуру заключения международных договоров, говорит о правовом положении иностранцев, об экстрадиции и праве убежища (ст. 13), устанавливает правила о соотношении международно-правовых и внутригосударственных норм.

Специально отметим, что Основной закон 1978 г. в ст. 93 указал: "В зависимости от обстоятельств на Генеральные кортесы или Правительство возлагается обязанность обеспечивать исполнение этих договоров и решений, исходящих от международных или наднациональных организаций, которым была передана соответствующая компетенция". Другими словами, было установлено правовое обеспечение участия Испании в такого рода международных организациях, в том числе в Европейском союзе, Европейских сообществах, Совете Европы.

Статья 96 определила, что законно заключенные и официально опубликованные в Испании международные договоры составляют часть ее внутреннего законодательства. Их положения могут быть отменены, изменены или приостановлены только в порядке, указанном в самих договорах или в соответствии с общими нормами международного права. В то же время Конституция 1978 г. (ст. 95), следуя французскому примеру, установила, что заключению международного договора, содержащего положения, противоречащие Конституции, должен предшествовать ее предварительный пересмотр.

Правительство или любая из палат Генеральных кортесо может обратиться в Конституционный суд с запросом о том, имеется ли такое противоречие. Другими словами, был установлен примат конституционного права по отношению к международному праву. В целом Основной закон 1978 г. отразил основные тенденции конституционного развития послевоенной Европы, нововведения заметны во всех частях Конституции: о правах и свободах граждан, о структуре центральных органов власти, о взаимоотношениях парламента и Правиельства, об учреждении и компетенции органа конституционной юстиции, о включении международно-правовых положений. В то же время этот акт и содержит национальные черты, и решает проблемы собственно испанского происхождения (например, национальный вопрос).

 

 
 
   

 

© 2017 SPANHOME